Category Archives: Uncategorized

III форум национальных меньшинств Европы

III форум меньшинств и дружественных по отношению к меньшинствам регионов под названием «Shaping our Regions», организованный Федеральным союзом европейских национальных меньшинств (FUEN) прошел с 13 по 14 декабря 2018 года в Южном Тироле. Участники, представляющие регионы со всей Европы, в том числе НКО «Русская школа Эстонии» в лице члена правления организации Ивана Аникеева, обсуждали роль государства в содействии или препятствовании развитию менее благоприятных регионов и как региональные власти могут преодолеть эти проблемы. В связи с этим были представлены некоторые передовые практики, которые могут стимулировать развитие регионов меньшинств. Позитивная роль двуязычного и многоязычного методов управления и сотрудничества также была среди тем конференции.

Вице-президент Южно-Тирольского государственного парламента и вице-президент FUEN Даниэль Альфрейдер (Daniel Alfreider) приветствовал участников в Больцано. «Мы верим в наш проект. Мы все можем извлечь выгоду из сотрудничества. Если мы объединим наши силы, мы сможем двигаться вперед, мы сможем преодолеть страхи, которые препятствуют нам», — сказал он. Он добавил, что в этой критической для Европы ситуации Южный Тироль построил небольшую Европу внутри Европы, где немецкая, итальянская и ладинская группы нашли способ сотрудничать и бороться вместе.

Президент FUEN Лоран Винце (Loránt Vincze) сказал, что FUEN имеет право говорить не только о культуре и языковых проблемах, но и о повседневной жизни общин меньшинств, о том, как они живут на своей родине. Он также напомнил собравшимся, что одним из наиболее важных пунктов Инициативы SafePack для меньшинств является изменение региональной политики ЕС с целью учета интересов общин меньшинств.

Конференция дала участникам много идей для размышлений, и этот вид сотрудничества должен продолжаться. Права меньшинств и языки нуждаются в некоторых новаторских подходах. Если мы попытаемся изменить точку зрения и подойти к вопросу использования языка в государственном управлении с точки зрения качественных услуг и экономического развития, мы сможем добиться большего успеха и избежать столкновений с большинством.

Handbook by the United Nations Special Rapporteur on minority issues

Справочник, подготовленный спецдокладчиком ООН по делам национальных меньшинств, как всегда остался незамеченным у эстонских властей.
Рекомендую для прочтения.
Ниже я привожу некоторые важные выписки из этого документа, касающиеся исследований в области образования на родном языке с переводом на русский язык.
 
========
 
«Когда родной язык используется в качестве средства обучения по меньшей мере 6 – 8 лет результаты впечатляют: повышенная уверенность в себе, чувство собственного достоинства и участие в занятиях детей из числа меньшинств. Более низкие показатели отсева, более высокий уровень успеваемости. Более продолжительные периоды в школе, более высокая успеваемость в тестах, а также беглость и грамотность способности детей из числа меньшинств (и коренных народов) как на родном, так и на официальном или доминирующем языке».
(When the mother tongue is used as the medium of instruction for at least 6–8 years, the results are impressive: enhanced self-confidence, self-esteem and classroom participation by minority children. Lower dropout rates, higher levels of academic achievement. Longer periods in school, better performance in tests and greater fluency and literacy abilities for minority (and indigenous) children in both the mother tongue and the official or dominant language).
 
 
Соответственно, все эстонские рапорты о том, что в эстонских школах ученики показывают более высокие результаты вранье и подтасовка.
 
 
 
«Использование языков меньшинств в государственном образовании и других областях финансово более эффективно и рентабельно. Программы обучения только на официальном языке могут стоить примерно на 8 процентов в год меньше, чем обучение на родном языке, но общая стоимость обучения учащихся в течение шестилетнего начального цикла составляет примерно на 27 процентов больше, в основном из-за отсева и разницы в частоте повторения»
(The use of minority languages in public education and other areas is financially more efficient and cost-effective. Official language-only education programmes can ‘cost about 8 per cent less per year than mother-tongue schooling, but the total cost of educating a student through the six-year primary cycle is about 27 per cent more, largely because of the difference in repetition and dropout rates’.6 It is also neither efficient nor cost-effective to spend money and resources on public information campaigns or public broadcasting in a language not well understood by the entire population. The use of minority languages in such cases is a better use of resources to reach all segments of society.)
 
Любимая песня эстонских властей о том, что дорого содержать 2 системы образования не выдерживает критики.
 
«Также неэффективно и не выгодно тратить деньги и ресурсы на кампании по информированию общественности или общественное вещание на языке, не понятном для всего населения. Использование языков меньшинств в таких случаях является лучшим использованием ресурсов для охвата всех слоев общества».
(It is also neither efficient nor cost-effective to spend money and resources on public information campaigns or public broadcasting in a language not well understood by the entire population. The use of minority languages in such cases is a better use of resources to reach all segments of society)
 
Я бы добавила, что также неэффективно тратить деньги на вещания и кампании, которые направлены на агитацию против самого национального меньшинства, как это делает наше государственное Радио 4.
 
 
«Обучение на языке меньшинства является более эффективным с точки зрения затрат, даже если оно имеет несколько более высокие начальные затраты с точки зрения учебных материалов или обучения, поскольку оно дает больше выпускников средней школы, чем более дешевое образование только на официальном языке. Стоимость государственного образования на одного успешного выпускника средней школы была показана в нескольких исследованиях, в которых этот вопрос был изучен непосредственно, и была ниже, чем в других государственных школах, из-за более высокого уровня успеха в школах для меньшинств. Было показано, что школы, которые также используют языки меньшинств для общения с родителями, расширяют их участие и улучшают их понимание образования своих детей».
(Education in a minority language is more cost-effective, even if it has some slightly higher initial costs in terms of teaching materials or training, because it produces more secondary school graduates than a cheaper official language-only education. The cost of public education per successful secondary school graduate has been shown in the few studies that examined this issue directly to be lower than in other public schools, because of the higher success rate in minority schools. Schools that also use minority languages to communicate with parents have been shown to increase their involvement and improve their understanding of their children’s education)
 
Роль невозможности участия родителей имеет огромное значение.
 
Про «Погружение и всплытие» тоже негативно!
 
«Следует избегать использования одного языка в качестве средства обучения в течение нескольких лет на начальном уровне, а затем полностью переходить на другой язык, поскольку это может привести к высоким показателям отсева или отказов и даже к низкому уровню грамотности как на меньшинстве, так и на официальном языке».
(Using one language as the medium for instruction just for a few years at primary level, and then switching over completely to another language should be avoided as this may lead to high dropout or failure rates, and could even lead to low levels of literacy in both the minority and the official language.
 
https://www.ohchr.org/Documents/Issues/Minorities/SR/LanguageRightsLinguisticMinorities_EN.pdf

В «Русской школе Эстонии» подвели итоги за год и выбрали новый состав руководящих органов

15 декабря 2018 года в культурном центре Линдакиви состоялось очередное общее собрание (конференция) НКО «Русская школа Эстонии».

В докладе председателя Правления было сказано о том, что сделано за год. Из наиболее важных моментов можно отметить следующее:
— оказана помощь Кейлаской русской школе, в результате чего она была сохранена;
поддержана всеевропейская инициатива Федералистского союза европейских национальных меньшинств (ФСЕНМ/FUEN) «Спасательного пакета национальных меньшинств»;
— проведена конференция «Русская школа Эстонии: прошлое, настоящее, будущее»;
— проведено ряд важных встреч, в т. ч. с представителем Министерства образования и науки, дипломатами из посольств Франции и Венгрии;
— члены организации приняли участие в мероприятиях организованных ФСЕНМ (FUEN), как то встреча рабочей группы по образованию, ежегодная конференция ФСЕНМ (FUEN), на которой была принята резолюция осуждающая дискриминацию русских в Эстонии, в ежегодном семинаре славянских меньшинств Европы, а также в собраниях ОБСЕ и ООН, посвящённых правам человека и правам национальных меньшинств;
— проведено два пикета в поддержку политзаключённых борцов за сохранение русских школ в Латвии;
— сделано ряд заявлений против эстонизации русского образования.

На Общем собрании был выбран новый состав Правления и Совета объединения.

В Совет были избраны:
— И. Аникеев
— А. Блинцова
— Е. Борисевич
— Д. Иванова
— А. Лобов
— О. Назмутдинов
— М. Николаев
— Н. Пыж
— Е. Радковец
— М. Русаков
— Д. Сухорослов
— Г. Тувик
— М. Шунина

В Правление вошли:
— Мстислав Русаков (председатель)
— Иван Аникеев
— Алиса Блинцова
— Олег Назмутдинов
— Дмитрий Сухорослов

На собрании также была обсуждена ситуация с Нарвской православной гуманитарной школой. Участниками собрания было принято решение оказать всяческую поддержку педагогическому коллективу школы, подвергающемуся преследованию со стороны представителя держателя.

 

НКО «Русская школа Эстонии»: предложения реформистов по полной эстонизации русской школы противоречат Конституции Эстонской Республики.

НКО «Русская школа Эстонии» обращает внимание на опасные  тенденции в нашем парламенте, когда партии правонационалистического толка пытаются проводить откровенно враждебные русскому национальному меньшинству законодательные инициативы и политику. Последняя законодательная инициатива этих сил (в лице реформистов и примкнувшим к ним нацрадикалам) по полному переводу русских школ на эстонский язык обучения вообще противоречит Конституции. Согласно статье 37 Конституции ЭР учебное заведение само выбирает язык обучения.  Закон об основной школе и гимназии объясняет действие Конституции, назначая определяющую роль попечительским советам, но никак не представителям националистических партий в парламенте. Кроме того, Конституция ЭР определяет при выборе характера образования детей решающее слово остается за родителями.

Удручает и тот факт, что ни одна партия в парламенте и ни один правовой институт не обратил внимание на полную антиконституционность данного предложения.

НКО «Русская школа Эстонии» хочет еще раз подчеркнуть, что указанная инициатива противоречит не только Конституции, но и международным нормам и конвенциям. Очевидно, перед выборами агрессивно настроенные правонационалистические силы пытаются опять пробраться во власть ценой очередного раскола и конфликта в обществе. Результаты и цену такого политического авантюризма мы уже можем оценить в современной истории нашей страны.  НКО «Русская школа Эстонии» считает, что необходимы законодательные механизмы зашиты национальных меньшинств от такого произвола в нашей стране.

 

НКО «Русская школа Эстонии»

Обращение в ОЭСР

Обращение Андрея Лобова в  ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), в чьём ведении находится программа тестирования PISA.

«Мы находимся в среде стигматизации русского. В таких условиях, каждый тест, в том числе PISA, может быть использован как «доказательство» в пользу эстонизации русских школ в Эстонии.

Возможно, ОЭСР должна взять на вооружение пропаганду «добровольного перехода» всех школ мира на эстонский язык обучения, поскольку я иногда чувствую, что само использование эстонского языка может творить чудеса. Palun, kasutage eesti keelt ja vaadake kui kiiresti teie konkurentsivõimelisus tõuseb! (Пожалуйста, используйте эстонский язык и посмотрите, как быстро ваша конкурентоспособность вырастет!)

Просим проводить разъяснительную работу о недопустимости интерпретаций результатов тестов PISA, направленных на оправдание дискриминации.»

(Ниже приводим оригинал обращения на английском языке)

Dear Colleagues,

I would like to bring your attention to the situation with the PISA tests in Estonia. We can see again the headlines telling that the schools with the Russian language of instructions are scoring below the average and far behind the schools with the Estonian language of instructions.
* (in Russian)
* (in Estonian)

This subject is brought up not for the first time and is used as a pretext for justifying discrimination. As for example, in February 2017, the very existence of schools with the Russian language of instructions was discussed in terms of bringing Estonian teachers to Russian schools and the «problem» that they have to do double work of teaching the subject and teaching the language. Thus, it appears out of question of letting the Russian schools alone, as the instructions should be in any case be apparently given in the Estonian language…
* (in Estonian)

We are operating in the environment were Russian is being stigmatized. Therefore, every test, including PISA, could be used as an «evidence» for Estonization of Russian schools in Estonia.

Maybe the OECD should consider advocating the «voluntary transition» of all the schools in the World to the Estonian language of instructions, as I sometimes start to feel that the very use of the Estonian language could create miracles. Palun, kasutage eesti keelt ja vaadake kui kiiresti teie konkurentsivõimelisus tõuseb! (Please, use the Estonian language and see how fast your competitiveness grows!)

Could you, please, kindly highlight and convey that the ill practices of interpreting the results of PISA tests and the use of those for justifying the discrimination are not acceptable?

Some additional prospects on the situation in Estonia could be found on the site of the UN Committee on Elimination of Racial Discrimination:
* Link 1.
Remarks by the UN Committee:
* Link 2.

Доклад Дмитрия Сухорослова в ООН

Уважаемая госпожа председатель!

В Эстонии 6% составляют лица без гражданств. Большинство из них русские. Это означает, что каждый четвертый русский житель в нашей стране — лицо без гражданства. Это при том, что русские проживают в Эстонии уже несколько поколений.

В последние 27 лет власти Эстонии проводили политику маргинализации русского национального меньшинства посредством лишения русских их гражданских и политических прав, в том числе и посредством лишения гражданства в начале 1990-х. Сейчас, очевидно, весь расчет эстонских властей построен на том, что неграждане рано или поздно умрут естественным образом и таким образом проблема будет «решена». Мы не можем согласиться с таким подходом.

По нашему мнению, такое большое количество лиц без гражданства является очевидным свидетельством дискриминации и сегрегации в нашей стране. Это сегрегация, которая построена по сути на этнической основе.

Власти Эстонии заявляют, что русские имеют «право» получить гражданство в порядке натурализации, но это, по нашему мнению, дискриминационное «право». В то время как представители титульной эстонской нации получают гражданство без каких-то дополнительных требований, русские в Эстонии должны проходить через сложный процесс натурализации. Это очевидная дискриминация по этническому признаку.

Спасибо за внимание!

Женева, Дворец наций, 11-й Форум ООН, посвящённый проблеме безгражданства, 30 ноября 2018 года.

 

По итогам встречи представителей НКО Русская Школа Эстонии с советником министерства Культуры ЭР Анне-Ли Рейнма и специалистом министерства Образования и Науки ЭР Виаиан Йыеметс.

Вивиан представилась, как специалист, курирующий всю сферу образования на «неэстонском» языке и сделала нам экскурсию по той части здания Суперминистерства, которая относится к министерству Образования и Науки.

По итогам беседы могу сделать вывод, что представление о школах национальных меньшинств у чиновников не совсем в соответсвии с международными нормами. Кое-что знают, что-то слышали и понимают, но имеют своё, другое мнение.

Из позитивного, в министерстве образования считают, что в Эстонии латвийский подход — «все школы на одном языке» не годится. Он невыполним и слишком конфликтен.

Ещё позитивного. Наше министерство образования заключило договор с российским институтом им. Герцена о сотрудничестве в области логопедии. К нам, возможно, в скором времени приедут специалисты, которые будут обучать в ВУЗах логопедов для русскоязычных детей.

Вивиан и Анне-Ли интересовались, какого наше видение идеальной школы национальных меньшинств.
Мы также много говорили об опыте школ национальных меньшинств в других европейских странах. Они делали вид, что впервые слышат, что в Европе принято соблюдать права национальных меньшинств.

На вопрос о ходатайствах 3 русских гимназий о русском языке обучения чиновница развела руки и сказала, что вопрос решён и на ее взгляд, 100% на русском языке в гимназии это нереально! (Потому что, по её данным, какие-то ученики сдали в нашей гимназии в 6 классе уровневую работу по эстонскому языку на всего на 60%)

Вопросу изучения эстонского языка на встрече было уделено очень много времени, так как все аргументы стороны правительства сводились к изучению эстонского языка. Вивиан сказала, что министерство чуть ли не круглосуточно решает этот вопрос улучшения преподавания эстонского языка в русских школах, но никак не могут его решить.

Меня задела фраза, брошенная ей — мы (работники министерства) постоянно собираемся за круглым столом, чтобы обсудить вопрос русских школ. Я спросила, а представителей от русских школ вы зовёте в обсуждение?
Оказалось, что нет.
Мы предложили, что подход, при котором все вопросы решаются без участия тех людей, в отношении кого принимаются решения не идёт на решение вопроса, не идёт на пользу стране и улучшение ситуации, а наоборот, несёт непонимание и недоверие.

Не знаю, были ли мы услышаны. Но сказали мы практически все, что хотели.

«Русская школы Эстонии» обсудила проблемы русских школ с Министерством образования и науки

19 ноября 2018 года представители НКО «Русская Школа Эстонии» встретились с представителем Министерства Образования Виивиан Йыэметс, которая курирует сферу образования на русском языке. Со стороны НКО «Русская Школа Эстонии» во встрече участвовали председатель правления РШЭ Мстислав Русаков, член правления Дмитрий Сухорослов и член Совета Алиса Блинцова.

Был обсуждён широкий круг вопросов, в том числе текущая ситуация с русскими школами, нехватка кадров и необходимость подготовки новых кадров для русской школы. Затрагивались проблемы т.н. «объединенных» школ, возможности улучшения преподавания эстонскому языку без перевода предметов на эстонский язык.

Представители НКО «Русская Школа Эстонии» еще раз подчеркнули, что детям необходимо создать максимально комфортные условия для обучения, а лучше всего предметы усваиваются на родном языке. Кроме того необходимо обеспечить возможность выбора для родителей и детей. Представители объединения отметили, что тема русских школ чрезмерно политизирована. Необходимо избегать резких и необдуманных решений в этой сфере.

РШЭ провела конференцию на тему «Русская школа Эстонии: прошлое, настоящее, будущее»

11 ноября 2018 года в Таллинской гостинице Меритон прошла конференция, организованная НКО «Русская школа Эстонии». Была заявлена следующая тема: «Русская школа Эстонии: прошлое, настоящее, будущее». В конференции приняли участие видные общественные и научные деятели, а также представители иностранных посольств.

Конференцию посетил и выступил с приветственным словом посол России в Эстонии Александр Михайлович Петров. В своей речи посол РФ выразил уверенность в том, что знание русского языка значительно увеличивает конкурентоспособность на мировом рынке. На первой панели, посвящённой прошлому русских школ Эстонии, был сделан блестящий доклад руководителя Русской писательской организации Эстонии Владимира Илляшевича. В докладе повествовалось о русских школах в Первой Эстонской Республике, которые в то время успешно существовали за государственный счёт и никто не пытался их закрыть или эстонизировать. Далее был зачитан доклад председателя правления РШЭ Мстислава Русакова о праве на образование на родном языке, в котором были отмечены четыре основные группы правовых основания для сохранения русских школ в Эстонии:
1) право местного самоуправления на выбор языка обучения в муниципальной школе;
2) сохранение национального языка, идентичности и культуры;
3) право на равное обращение;
4) право национальных меньшинств на образование на родном языке.
После этого юрист-правозащитник Сергей Середенко подвёл правовые и политические итоги защиты русских школ.

Вторая часть конференции была практически полностью посвящена докладу исполнительного директора Силламяэского общества защиты детей Ирины Голиковой «Политический нигилизм и алекситимия учащейся молодёжи». На третьей панели Мстислав Русаков представил сообщение о пройденных этапах НКО «Русская школа Эстонии» и будущих перспективах. Основная мысль доклада заключалась в том, что только активная гражданская позиция позволяет эффективно защитить свои права. В качестве примера была приведена Кейлаская русская гимназию, которую удалось отстоять благодаря принципиальной позиции директора школы (уже бывшего) Оксаны Йыэ и председателя попечительского совета Оксаны Пост. Их присутствие на конференции было встречено её участниками аплодисментами. Далее последовал доклад члена Совета РШЭ Алисы Блинцовой о Федералистском союзе европейских национальных меньшинств и участии в нём НКО «Русская школа Эстонии». Совместная борьба национальных меньшинств Европы за свои права на уровне ЕС делает её гораздо эффективней, чем та же самая борьба в одиночку внутри государств. Особые надежды при этом возлагаются на гражданскую инициативу Спасательного пакета национальных меньшинств, устанавливающего минимальные права национальных меньшинств, в том числе право на образование на родном языке, который будет рассматриваться Европарламентом в следующем году.

В дискуссии приняли активное участие доктор экономических наук Ханон Барабаннер, доктор философии Рафик Григорян, профессор Эдуард Тинн и политик Яак Аллик. Практически все участники отмечали пагубность проводимой политики эстонизации русской школы. К сожалению, на уровне местных самоуправлений решения о закрытии и слиянии русских школ проводятся в одностороннем порядке (часто с использованием административного давления). По мнению участников конференции этот процесс необходимо остановить. Однозначную негативную оценку получили также «идеи» частичного перевода на эстонский язык русских детских садов. В заключении мероприятия участники выразили надежду, что подобные конференции будут проводиться ежегодно.

Доклад Д. Сухорослова на XXI Семинаре славянских меньшинств Европы (FUEN) — Русский язык и его использование в современной Эстонии

Русский язык — один из самых распространённых языков (после эстонского) среди населения Эстонии. Он является (по данным переписи 2011 года) родным языком около 30 % населения страны. В столице страны — Таллине — русский язык является родным для 47 % жителей (2011 год). В северо-восточной части Эстонии процент русского населения местами достигает 90%. Русский язык используется в Эстонии в качестве родного языка, прежде всего, проживающими в республике этническими русскими. Также им пользуются другие русскоязычные жители страны (украинцы, белорусы, евреи).

После восстановления Эстонией независимости в 1991 году русский язык был лишён официального статуса и на данный момент юридически считается иностранным языком. Отсутствие официального статуса у русского языка критиковалось некоторыми лицами, как на национальном, так и на международном уровне. Так, специальный докладчик ООН по расизму, расовой дискриминации и ксенофобии Дуду Дьен посоветовал в 2007 году Эстонии сделать русский язык вторым государственным, а в 2014 году комитет ООН по борьбе с расовой дискриминацией призвал Эстонию взвесить возможность предоставления публичных услуг на двух языках — русском и эстонском. Тем не менее, данные рекомендации были Эстонией отвергнуты, как «неадекватные».

За 26 лет независимости Эстонии проводилось планомерное вытеснение русского языка. Проводимая политика эстонизации проводится из странной предпосылки, что русский язык каким-то образом угрожает эстонскому языку, что в корне неверно. Это приводит к злоупотреблениям и ограничениям в использовании русского языка, т.е. к ограничениям права русского национального меньшинства на использовании своего родного языка во многих сферах. В сфере государственного управления и местного самоуправления русский язык не используется, даже в местах компактного проживания русских, например, в Нарве, где русский язык является родным у 98% населения. Судопроизводство ведётся только на эстонском языке, возможности перевода на русский язык в гражданском процессе сведены к нулю. В Эстонии также нет ни одного нормативного акта гарантирующего получение услуг здравоохранения на русском языке. Информация, касающаяся безопасности, аварийных ситуаций только на эстонском языке. Защита прав потребителей тоже не предполагает использование продавцами русского языка, даже в случае, когда речь идёт о лекарственных препаратах. Все обозначения улиц должны быть только на эстонском языке. Открытая реклама практически вся на эстонском языке без какого-то перевода на русский язык. Особенно странно это смотрится в регионах и районах, где русское меньшинство составляет значительную часть населения. Некоторую информацию (в виде буклетов) государственные и муниципальные органы все-таки дублируют и на русском языке.

Закон о языке Эстонии разрешает использование иностранных языков (в том числе, русского) в рекламе, вывесках, указателях и объявлениях в общественных местах, маркировке товаров и инфолистках лекарств (по добровольному желанию фирм-производителей), однако иноязычный текст может использоваться только на втором месте в качестве дополнения к эстонскому и не может быть по размеру больше эстонского оригинала. В большинстве случаев эстонские фирмы игнорируют возможность перевода на русский язык и обращение к русской аудитории на русском языке. Такие случаи рассматриваются скорее как исключение. Во многом фирмы опасаются как негативного мнения эстонской аудитории и возможного давления и штрафов со стороны Языковой инспекции

В 2007 году международная правозащитная организация «Amnesty International» назвала Языковую инспекцию Эстонии (орган, контролирующий исполнение норм об обязательном использовании эстонского языка) «репрессивным и карательным органом», который «препятствует равному соблюдению прав всего населения Эстонии». «Amnesty International» выражала также озабоченность дискриминирующим характером языковых требований. На данный момент ситуация нисколько не поменялась и эти требования носят все тот же дискриминационный характер.

Что касается прессы и СМИ в целом, то на данный момент в Эстонии уже больше не существует самостоятельных печатных изданий и телевещания на русском языке. Все он находятся либо в руках эстонского частного капитала, либо подконтрольны государству (например, русский телеканал ETV+) или партиям. Некоторыми радикальными политиками периодически высказываются идеи запрета вещания каналов из России.

В общем, ситуацию с использованием русского языка (с учетом процента населения) можно охарактеризовать как неудовлетворительную и даже критическую. Из-за проводимой языковой политики русское национальное меньшинство в Эстонии постоянно чувствует дискомфорт и даже враждебное отношение властей. Периодически возникают случаи, когда к людям относятся крайне оскорбительно из-за того, что они говорили на родном русском языке вместо эстонского. Это происходит как на бытовом уровне, так и в сфере обслуживания.